ru / en
Vector Market Research Точно в цель
Наша компания
Наши клиенты
Корпоративная культура
Принципы проведения маркетинговых исследований
Вакансии
Заказать исследование
Задать вопрос
Методы маркетинговых исследований
Словарь маркетинговых исследований
Контакты
Исследования удовлетвореннсти клиентов CSI
Лаборатория для проведения фокус-групп
Тестирование юзабилити интернет-сайтов
Исследование качества обслуживания владельцев автомобилей Land Rover и Jaguar в 2011
Сотрудничество со СМИ
Vector Market Research в прессе
Новости маркетингового агентства



Агентство маркетинговых исследований Vector Market Research - победитель конкурса "HR-Бренд года" в номинации "Маркетинг". Маркетинговые исследования - отрасль, в которой нужно уделять особое внимание каждому из сотрудников Агентства.
Ряд сотрудников агентства маркетинговых исследований Vector Market Research являются членами ESOMAR. ESOMAR объединяет лидирующих экспертов, специализирующиеся на маркетинговых исследованиях по всему миру.
Агентство маркетинговых исследований Vector Market Research - член Гильдии Маркетологов
Тайный покупатель (таинственный покупатель): маркетинговые исследования для банков, страховых компаний, автомобильной отрасли и розничной торговли. Маркетинговые исследования для формирования конкурентных преимуществ
Маркетинговые исследования для банков: исследования банковских продуктов, оценка качества обслуживания (тайный покупатель), NPS и т.д.
Маркетинговые исследования для страховых компаний: тайный покупатель, исследования лояльности клиентов с использованием NPS и другие
Наша компания Наши решения Наши ценности

Маркетинговые исследования > Vector Market Research в прессе

Комментарии агентства маркетинговых исследований Vector Market Research для журнала Компания

5 мая 2009 г.

Кризис «выметает» из России гламур как стиль жизни

Жизнь после денег (27.04.2009)
Кризис «выметает» из России гламур как стиль жизни
 

Ольга Колтунова
Кризис «выметает» из Россиим гламур как стиль жизни. Кичиться сверхпотреблением больше
не принято. В то время как обремененные долгами миллионеры и миллиардеры распродают имущество,
разросшийся до невероятных размеров рынок luxury подсчитывает первые убытки.

Красавица «Анастасия» длиной 75,5 м, яхта совладельца ГМК «Норникель» Владимира Потанина, выставлена на Boat Show в Монако. Эту дорогую игрушку олигарх заказал для дочери Насти и назвал в ее честь. Анастасия Потанина любит водные виды спорта, поэтому в трюме предусмотрели специальный гараж для аквабайков. Яхту закончили собирать в 2008 году на известной голландской верфи Oceanco. Ее интерьер продуман до самых мелочей, над дизайном работал итальянский мастер Сэм Сорджованни. Но семья Потанина плавала на «Анастасии» недолго.
Сколько стоит уникальное судно, неизвестно, цену сообщают только заинтересованным покупателям. О последних, впрочем, информации нет. «Не факт, что «Анастасия» в ближайшее время найдет покупателя. Скорее всего, Потанину придется сдавать ее в чартер (в аренду), чтобы окупать содержание, его красавица «пойдет по рукам», – рассказал «Ко» один из российских продавцов яхт. – У русских всегда были самые шикарные яхты и самолеты, однако сдавать их в аренду у нас не было принято».
Другие олигархи не отстают от Потанина. Больше никаких новых яхт, самолетов, вилл на Лазурном берегу и особняков в Лондоне. На вторичном авторынке Москвы выставлено на продажу более 100 машин Bently, причем с приличным дисконтом. Но покупателей нет. По слухам, «запрет» на публичную роскошь во время чумы поступил с самого верха, мол, нехорошо в такие тяжелые времена демонстрировать богатство. Ближе к людям – и госбанки к вам потянутся. «Нынешний экономический кризис не похож на предыдущие. Он сразу сказался на тех, кого прежние кризисы затрагивали лишь незначительно, то есть на верхнем слое среднего класса и богатых людях, поскольку сбережения этих категорий граждан, как правило, сильно зависят от финансовых рынков и от стоимости недвижимости. Нематериальные последствия кризиса также негативно влияют на потребительские настроения. Состоятельные покупатели стали менять свои привычки, и производители предметов роскоши едва ли не первыми почувствовали это на себе», – говорит Светлана Щербинина, старший руководитель проектов Roland Berger Strategy Consultants.

Уплыли в кризис
«В этом году на выставку MIBS 2009 Spring «Катера и яхты» было больно смотреть: число представленных «лодок» было меньше, чем раньше. Парусных яхт я вообще не заметила, меньше стало посетителей. А наша сопровождающая случайно оговорилась и назвала продажу яхты «исключительным случаем», думаю, что оговорка была по Фрейду», – рассказывает топ-менеджер одной из российских компаний. Вообще, яхтенный рынок у нас в стране сформировался лишь пару лет назад. В России всего три крупные коммерческие структуры, которые занимаются продажей и обслуживанием яхт, – Burevestnik Group, группа UltraMarine и Nordmarine. «Раньше у нас, конечно же, были компании, продающие яхты. Но серьезные игроки, которые занимают весомую долю рынка, появились недавно, – говорит Евгений Кочман, генеральный директор и совладелец Nordmarine (официальный дитрибьютор английских моторных яхт под брендом Princess). – Последние два года рынок показывал устойчивый рост продаж на 20 – 30% в год». По его словам, если брать яхты от 42 футов до 100 футов, то все продавцы в России продают не больше 100 корпусов в год, из которых половина идет в Россию, а половина – в Средиземноморье. Однако сотня – это данные продаж «тучного» 2008 года. В первые три месяца 2009-го яхтенный рынок относительно аналогичного периода прошлого года, по разным оценкам, упал не менее чем на 30%. «Большинство компаний сейчас находятся в убытках», – констатирует Кочман. Чтобы построить яхту, верфи требуется не один месяц, а дилеры уже сделали заказы на производство «лодок» не только на 2009-й, но и на 2010 год. Эти заказы делались в расчете на рост спроса в 20 – 30%. Теперь все эти заказанные на заводах суда дилерам придется выкупать и вывозить. А чтобы доставить яхту в Россию, нужно заплатить на таможне 30% от ее стоимости. Что касается самых дорогих и эксклюзивных яхт, то всерьез ожидается, что часть клиентов откажутся и потребуют возврата денег. Кроме того, убытки продавцы яхт несут от операций trade in, когда клиентам предлагается продать компании старую яхту, доплатить и купить новую. Из-за девальвации рубля денег на приобретение новых яхт на западных верфях дилерам просто не хватает.
Существенно увеличилось предложение яхт в чарт, ведь убытки от содержания, на которые раньше не обращали внимания, теперь смущают владельцев судов. Например, поднять яхту в эллинг (теплый ангар, куда необходимо убирать судно на зиму) стоит 5000 – 7000 евро, перевозка по Москве обойдется в 20 000 евро. Однако спрос на аренду яхт также возрос. Ведь те, кто планировал купить яхту, пока решили повременить, а то и вовсе отказались от этой идеи. Стоимость аренды мегаяхты от 50 метров в длину составляет от 200 000 до 800 000 евро в неделю. Снижения цен пока не произошло, но игроки рынка отказываются делать прогнозы на будущее.

Замерзшая лодка
Впрочем, продавцы яхт в России оказались не в самом худшем положении, ведь в этом сегменте мало кто работал в кредит, поэтому никто из крупных игроков с рынка пока не ушел. Гораздо хуже обстоят дела у изготовителей яхт. Многие финские и итальянские верфи уже заморозили производство и не планируют выпускать новые яхты до марта следующего года. Распродавать будут то, что уже произвели. Судя по всему, свой проект приостановил и единственный российский производитель яхт luxury (от 20 метров) – российско-голландское предприятие Timmerman Yachts. «По крайней мере в выставках оно больше не участвует, его телефоны не отвечают, а владельцы говорят о проблемах с заказами», – рассказывает один из игроков рынка. Timmerman Yachts – совместный проект голландских компаний Vripack Yachting Int'l, Guide de Groot Design, Ginton Naval Architects и Московского судостроительного завода, он был создан в 2005 году. Продавцы яхт признают, что стали намного сговорчивей в вопросе о скидках. «Однако и покупатели ведут себя странно, требуют 50-процентных скидок. Таких мы, конечно, не даем», – рассказывает представитель компании, продающей яхты. Но доказательств его словам нет. Единичные сделки, которые представляют собой результат борьбы наглости с жадностью, заключаются за закрытыми дверями.
Тамара Лукьяненко, руководитель MIBS Spring «Катера и яхты», указывает и на изменения в структуре спроса. Покупатели по-прежнему интересуются небольшими катерами российских производителей для охоты и рыбалки (которые, впрочем, не относятся к классу luxury) и престижными и дорогими яхтами. Прежде всего, продажи упали в среднем сегменте яхт около 12 метров в длину. В Nordmarine говорят о том, что их клиенты стали более консервативными и отказываются от итальянских изысков и дизайнерских произведений искусства, а спрос смещается к консервативным судам английских верфей.
Однако ирония заключается в том, что в кризис больше всего могут пострадать те компании, которые имели диверсифицированный портфель брендов. «Дилер несет обязательства по выкупу определенного количества яхт с каждой верфи, с которой он работает. Компания, продающая много марок, в этом году может не исполнить своих обязательств перед частью заводов. Например, Burevestnik Group привезла на выставку свыше 20 лодок, скорее всего, ее портфель брендов существенно поредеет, они просто не смогут выкупить яхты у всех своих партнеров», – говорит один из участников рынка. «Если ситуация на рынке не изменится в лучшую сторону в течение года, владельцы многих компаний будут сворачивать свой бизнес по продаже яхт», – прогнозирует Евгений Кочман. Другие игроки вернутся в 1990-е, когда в офисе работали два-три сотрудника – владелец и пара помощников на телефоне.

Первым делом – самолеты
Олег Тиньков любит рассказывать о том, как он понял, что наступил кризис. Бизнесмен решил приобрести вместительный Boeing Business Jet, а оказалось, что они все расписаны до 2015 года. В конце прошлого года очереди рассосались так же быстро, как и выстроились. По оценке компании Jet Alliance, c начала 2008-го продажи частных самолетов выросли на 40%, а уже к концу года упали до нуля. «Рынок деловой авиации в России очень молодой, он начал развиваться в 2006 году. И прошлый год был пиковым по продажам судов, следовательно, рос и рынок услуг по обслуживанию самолетов, – говорит Анна Назарова, эксперт журнала «Авиатранспортное обозрение». – Снижение продаж началось прежде всего на вторичном рынке, уже с сентября прошлого года предложение частных самолетов стало превышать спрос». По оценкам Jet Alliance, на вторичном рынке число выставленных на продажу частных судов составило треть от всего существующего парка судов российских владельцев (100 – 150 машин от общего количества в 300 – 400 самолетов). «Многие отказываются от уже заказанных машин, за которые внесли предоплату. Если самолет стоит около $40 млн, а при заказе покупатель внес $20 млн, остальные $20 млн он теперь внести не может. На рынке появляется огромное количество «стоковых» самолетов, когда люди хотят вернуть свои деньги», – говорит один из игроков сегмента. Одним из немногих «счастливчиков», которому удалось сбыть с рук крылатую машину, стал Лев Леваев, основной акционер AFI Development. Свой Bombardier Global 5000 он продал за $46 млн. Основная причина распродажи б/у самолетов – дороговизна их содержания. На обслуживание такого борта нужно около $1,5 млн в год.
По данным банка J.P. Morgan, цены на бизнес-самолеты у производителей в декабре прошлого года снизились на 3,5% по отношению к декабрю 2007 года. Это худший показатель с 2001 года, когда в авиастроительной индустрии произошел последний масштабный спад. В американском Gulfstream (один из лидеров мирового производства бизнес-джетов) говорят, что надеются на продажи в Европе, США и на Ближнем Востоке, но не в России. В предыдущие годы в нашу страну Gulfstream продавал по 20 воздушных судов деловой авиации ежегодно, но за всю вторую половину 2008-го компания не получила ни одного заказа от россиян. Владеть самолетом становится не слишком модно и даже опасно, даже если деньги у предпринимателя есть. Так, топ-менеджеры General Motors прибыли просить госпомощи у правительства США на личных самолетах, что вызвало недовольство Вашингтона. Скорее всего, наши чиновники такое расточительство тоже не одобряют. Известно, что от полетов на частных самолетах отказались некоторые топ-менеджеры «Газпрома». Многие крупные бизнесмены не стесняются летать экономклассом. При этом, по слухам, глава Сбербанка Герман Греф не так давно получил в личное распоряжение добротный самолет, а министр Татьяна Голикова летает на личном борте в сопровождении персонального парикмахера.
Вместе с падением продаж самолетов упал и спрос на чартеры. В целом к январю падение составило 40 – 50%, а по некоторым оценкам – 60%. Большое количество судов стоят зачехленными в аэропортах, их просто не используют. «При этом владелец все равно несет убытки, так как должен оплачивать стоянку самолета», – говорит Анна Назарова.
По словам Сергея Колтовича, представителя Jet Alliance, большинство игроков рынка (компаний, которые предоставляют чартер судов, а также занимаются обслуживанием частных самолетов) работают себе в убыток. Средняя стоимость перевозок снизилась на 20 – 25% и находится в точке себестоимости. Крупнейшими операторами сегмента бизнес-авиации в России эксперты называют Capital Jets, Jet 2000, Rus Jet. Пока никто из них не планирует уходить с рынка. «Изчезнут многочисленные брокеры, которые занимались продажей самолетов», – утверждает Анна Назарова. Впрочем, по ее мнению, кризис окажет на рынок деловой авиации положительное влияние. Дело в том, что в России никто особо не думал об инфраструктуре. «Есть надежда, что операторы рынка воспользуются передышкой для инвестирования в инфраструктуру», – говорит Назарова. В основном российские владельцы предпочитают держать самолеты за рубежом, например, в Германии, где уровень обслуживания техники намного выше, чем у нас в стране. Создание аэропортов и вложения в сервис в России, возможно, смогут обеспечить операторам заработок за счет обслуживания посткризисных остатков самолетных парков отечественных олигархов.

По обстановке встречают
Тренд экономии коснулся не только крупногабаритных покупок. «Наибольшее снижение продаж будет наблюдаться в сегментах товаров luxury длительного пользования, таких как шубы, часы, ювелирные украшения. Сюда относятся многие марки, которые позиционируют себя как «вечные ценности», – говорит Дмитрий Чумаков, генеральный директор агентства маркетинговых исследований Vector Market Research. У потребителей отпала острая необходимость заменять еще пригодную вещь на новую. К таким предметам длительного использования можно отнести и мебель класса люкс. Интерьеры luxury начали входить в моду лишь в последние два года. «В России пока еще не сформировалась культура вложения денег в предметы и интерьеры luxury. Некоторые итальянские производители, к примеру, марка Pozzoli, делают мебель лишь на заказ и в единичном экземпляре, а впоследствии эти предметы уходят с аукционов», – говорит Наталья Потапова, PR-директор галереи интерьеров Aurrum. «Безусловно, рынок интерьеров переживает не лучшие времена, так как если люди перестают покупать квартиры, значит они не заказывают и мебель», – рассуждает совладелец галереи дизайна Room и одноименной архитектурной студии Евгений Бакаев. В октябре 2008-го спрос на элитное жилье упал не менее чем на 70%. «На рынке элитной недвижимости I квартал 2009 года был одним из самых тяжелых, сегмент находился в полном оцепенении и не демонстрировал какой-либо активности», – говорит Омар Гаджиев, управляющий партнер девелоперской и консалтинговой компании Panorama Estate. В то же время падает интерес частных покупателей к бутикам, продающим дизайн-проекты и мебель. В одном из бутиков признались, что в феврале у них просто не было ни одного клиента. Евгений Бакаев констатирует, что очень существенное снижение продаж произошло в традиционно «богатом» декабре. Уменьшается количество заказов и от корпоративных клиентов. По словам Бакаева, многие рестораторы свернули планы по запуску дорогих проектов. Наталья Потапова говорит, что снижается и число заказов от гостиничного бизнеса.
Дизайн-студии и галереи дизайна (они же продавцы мебели luxury) работают как на частных лиц, так и на архитектурные бюро. «Лучше всего себя чувствуют те компании, которые работали с хорошими архитекторами, имеющими много заказов в различных секторах», – утверждает Наталья Потапова. Впрочем, по словам участников рынка, архитекторы просиживают без дела, так как заказчики заморозили почти все проекты на начальном уровне. Также игроки рынка в приватных беседах сообщают, что основными частными заказчиками архитекторов и покупателями luxury-интерьеров стали чиновники.

Новый ценник
Рынок интерьеров – весьма закрытый, здесь много продавцов «серой» мебели. Сами участники рынка не очень четко его сегментируют и сами не всегда знают, какие марки относить к классу luxury. Сколько компаний работает в этой сфере, тоже неизвестно. По словам Натальи Потаповой, на столичном рынке около 10 крупных игроков, которые продают дорогую мебель, в том числе и luxury, среди них Room, Aurrum, «Интерьеры экстра класса», «Флэт-интерьеры» и пр. «Громких заявлений по закрытию салонов пока не было», – говорит Потапова. По словам Бакаева, часть игроков сегмента элитной мебели уже свернули бизнес. Называть «жертв» поименно операторы рынка не хотят. По разным данным», на Рублевке закрылось несколько мебельных магазинов в ТЦ Dream House в Барвихе, салон компании Art Trading, «Дом Декор Дизайн» на Арбате (по слухам, имеющий отношение к Давиду Якобашвили). По словам источников «Ко», такие бутики, как «Парк Авеню», салон «Браво», сеть «Интерьеры экстра класса», прилично задолжали за рекламу профильным изданиям. Правда, возникают и новые точки продаж. Например, открылись «Дом фарфора» на 1-й Тверской-Ямской и магазин «Трио» на Кутузовском проспекте.
В марте – апреле игроки отметили некоторый интерес покупателей к интерьерам, однако интересующиеся в первую очередь спрашивают про скидки. И в классе премиум, в отличие от luxury, такие скидки охотно предоставляют. А марка мебели от Модного дома Fendi – Fendi Casa – подняла цены на 5% в евро, кроме того, ее цены выросли примерно на 30% в рублевом выражении из-за девальвации рубля. Дизайн-студии и мебельные бутики при работе с luxury сейчас теряют прибыль и готовы танцевать перед клиентом. «Мы понимаем, что прежде всего на рынке обесцениваются интеллектуальные услуги, и готовы идти на компромиссные решения, например, при заказе мебели у нас, частному клиенту не нужно платить за дизайн-проект», – говорит Потапова. Бутики идут и на другие поблажки, к примеру, мебель «на примерку» бесплатно могут поставить домой на больший срок, чем раньше. «Продавцы марок luxury начинают активно работать и с более демократичными премиумными марками мебели», – рассказал один из игроков рынка. Правда, сказать, что эти бренды даже со скидками продаются намного лучше, чем luxury, тоже нельзя.
Евгений Бакаев говорит, что сейчас его галерея интерьеров чувствует себя нормально за счет того, что предлагает очень широкий ассортимент акссесуаров и подарков (вазы, подносы, статуэтки и т. д.). Правда, по слухам, свой бутик Room на Тверской-Ямской улице Бакаев хочет превратить в ресторан, иначе не «отбить» аренду.

Гламурные инвестиции
За счет необходимости дарить подарки на рынке выживают и часовые бутики. Российские бизнесмены обречены покупать дорогие часы (пусть и не в тех масштабах, что раньше). Ведь именно такого рода подарками принято давать взятки чиновникам высоких рангов. «Интерес потребителей сохраняется к менее дорогим маркам часов luxury. Тем более что швейцарские часы подорожали на 40%, именно на это значение рубль девальвировался к швейцарскому франку, – говорит один из игроков рынка. – Если еще полгода назад покупатели были склонны к экспериментам, приобретали различные марки, то сейчас они стали очень консервативными. В частности, в подарок чиновнику можно купить лишь самые известные консервативные бренды». Если раньше часы покупали и для пополнения своих коллекций, то сейчас число коллекционеров резко поубавилось. В целом, по данным Швейцарской часовой федерации, за первые два месяца нового года экспорт часов в Россию сократился на 60%. «А ведь до осени 2008 года на рынке часов был настоящий бум. Покупатели сметали все, что привозилось в Россию. Теперь наиболее известные марки увеличивают долю рынка, а новички и малоизвестные марки теряют продажи», – говорит Юлия Кушелева, директор по маркетингу дистрибьюторской компании LPI Rus. Флагманом российского рынка в прошлом году была марка Ulysse Nardin (около 8 – 10% рынка в денежном выражении), среди лидеров также марки Breguet (Swatch), Longines, Rado и пр. В 2008-м на наш рынок вышла часовая марка Villemont, коллекции для нее разрабатывал Йорген Амундсен, правнук знаменитого исследователя Северного полюса. Однако сейчас Villemont оказалась на грани банкротства. Она возникла всего несколько лет назад и еще не успела выйти на окупаемость. Ряды крупнейших российских дистрибьюторов швейцарских часов пока не поредели. Однако практически все они понесли значительные убытки в конце 2008-го – начале 2009-го в первую очередь из-за девальвации рубля. Ведь новые коллекции пришлось закупать по новому курсу швейцарского франка. «На девальвации мы потеряли практически все, что успели накопить за прошлый год, нам очень важно выйти в ноль в этом году», – сетует один из дистрибьюторов.
На этом фоне меняется система работы дистрибьюторов и бутиков: если раньше магазины выкупали часы у дистрибьютора, то сейчас им интереснее самые дорогие марки получить по договору консигнации. Ожидается, что в России сократится количество часовых бутиков. Всего, по данным LPI Rus, у нас представлено около 200 – 250 марок часов и около 300 часовых бутиков. «Понятно, что в новой ситуации ни столько марок, ни столько магазинов в России не нужно», – говорит директор по маркетингу LPI Rus Юлия Кушелева. По ее словам, ведущие часовые сети «Консул» (около 40 точек) и Louvre (около 10 точек) уже сокращают число магазинов.
Продавцы часов ожидают и роста серого импорта на рынке. В общем-то он всегда присутствовал в России, однако в последние годы около 70 – 80% компаний работали по белым схемам. «Сейчас возрастет число случаев, когда наиболее дорогие часы будут приходить нелегальным путем, – полагает Кушелева. – Серые поставщики часов могут сделать покупателю выгодное предложение: таможенная пошлина на часы составляет 20%, кроме того, они не платят и НДС – 18%».

Жертвы моды
Не такое сильное падение продаж переживает рынок одежды luxury, хотя проблем здесь тоже хватает. «В кризис покупки продолжают совершать те, кого называют жертвами моды. Неплохо продаются яркие и необычные вещи, – говорит Андрей Бурматиков, директор отдела консалтинга Fashion Consulting Group. – Благоприятна ситуация и для выхода новых марок. В кризис меняется психология людей, они становятся менее привержены определенным брендам». Впрочем, по его оценкам, объем продаж одежды luxury в феврале, марте и апреле в России сократился на 15 – 20% в долларовом выражении. Согласно оценке начальника отдела исследований «Магазина магазинов» в ассоциации с CB Richard Ellis Евгения Коврова, в прошлом году рост рынка одежды luxury в нашей стране составлял 10 – 15%. «Россия была одним из самых растущих мировых рынков», – утверждает Ковров. В этом году, по его мнению, спрос уже упал примерно на 30%.
По слухам, ведущие мировые люксовые марки сокращают производство. «Я слышал, что производство Chanel в начале года снизилось на 30%», – говорит владелец одной из сетей косметики и парфюмерии. «В последние месяцы наблюдается снижение продаж», – соглашается глава одного из западных холдингов. По его оценкам, в мире падение продаж одежды luxury составило 10%.
Посетители российских бутиков говорят о том, что ассортимент одежды здесь несколько обеднел. «Девальвация рубля к евро привела к росту цен у закупщиков на 30 – 40%. Ровно на столько же уменьшаются объемы закупок одежды ведущими операторами рынка. Mercury и «Подиум» уже объявили, что их объем закупок в этом году будет снижен на 30 – 40%, – говорит Евгений Ковров. – Хотя, конечно, с рынка, который оценивался в прошлом году в $6 млрд – $7 млрд, никто из игроков уходить не собирается». При этом открытия официальных представительств в России некоторых марок luxury отложены.
С отечественного рынка уже ушла итальянская марка Diesel, которая относится к нижнему люксовому сегменту (бридж), а холдинг Arts Group, развивающий в России розничные сети Mango, Promod, Jennyfer, Pull & Bear и Orsay, отказался сотрудничать с люксовыми марками Stella McCartney и Alexander McQueen, с которыми работал с 2007 года. Однако аналитики не связывают это с кризисом. «К закрытию монобрендовых бутиков Alexander McQueen привела неверная маркетинговая политика Arts Group. Дело в том, что оператор делал огромные закупки мужской линии одежды. А для российского потребителя эта линия оказалась слишком инновационной», – полагает Бурматиков. По словам Ксении Мозговой, гендиректора сети бутиков Firma, «экологичная» Stella McCartney тоже не пришлась по вкусам отечественному покупателю. А к закрытию Diesel привели проблемы между российскими дистрибьюторами марки (физические лица) и представительством Diesel. «Я считаю, что директора по Восточной Европе марки могут уволить за то, что Diesel потерял российский рынок. Марка стала вести переговоры о продвижении в России с Arts Group. Однако партнерства не получилось, а бывший дистрибьютор марки в такой ситуации отказался работать с Diesel и предпочел развивать марку Miss Sixty, которая представлена в той же ценовой категории», – говорит Бурматиков.

Таблетки от жадности
В то же время проблемы, связанные с рентабельностью, в России испытывают все без исключения одежные ритейлеры сегмента luxury. Убытки ТД «ЦУМ», который принадлежит компании Mercury, в IV квартале 2008 года выросли на 23,8% по сравнению с IV кварталом предыдущего года (до 15,6 млн руб.). В IV квартале 2007-го чистый убыток ЦУМа составил 12,6 млн руб. «Убытки ЦУМа связаны с масштабной реконструкцией здания, которая шла с 2004 по 2007 гг. Инвестиции в модернизацию здания и создание подземного паркетинга составили не менее $50 млн», – говорит Ковров. Однако рост потерь объясняется именно снижением покупательской способности, на которую Mercury, разумеется, не рассчитывала.
Распродажи в ЦУМе всегда стартовали намного позже, чем в других торговых точках. Однако в этом году, чтобы привлечь покупателей, один из самых дорогих магазинов в Москве начал сейлы 1 апреля. Скидки на летнюю коллекцию составили 30%. Дисконт в 70% уже этой весной предложили магазины Hugo Boss. Если раньше покупатели боялись, что приглянувшаяся одежка не довисит до распродажи, то теперь отечественный потребитель стал похож на европейца, который всегда был уверен, что позже купит вещь со скидкой. Некоторые аналитики предполагают, что россияне в кризис освоют и американский стиль покупок, когда вещь носят 2 недели, а после возвращают в магазин. «Сейчас многие предпочитают закупаться одеждой во время поездок в Западную Европу, где она дешевле», – говорит Омар Гаджиев.
Спрос снижается, а при этом арендные ставки в центре Москвы, где расположены бутики, скорректировались незначительно. По данным «Магазина магазинов», средняя стоимость аренды на Тверской и в начале Кутузовского проспекта в прошлом году составляла около $4500 за кв. м в год, а сейчас составляет около $3000. «Доходность работы с luxury в России в любом случае будет падать, и многим придется подумать о наценках», – уверен представитель одной из люксовых марок в России. По словам Евгения Коврова, наценка в российских магазинах одежды luxury могла составить около 400%, цена в магазине была в 3,5 – 5 раз выше, чем цена закупки. Накрутки больше разве что в Японии. «В то же время нормальная наценка в Европе – 250%. Цена аренды в Европе часто ниже, арендная ставка составляет определенный процент с продаж, но выше затраты на персонал, – говорит Ковров. – Кризис способен принести рынку оздоровительный эффект, он поможет «вычистить» игроков с нереальными запросами как среди ритейлеров, так и среди девелоперов, закладывающих завышенные показатели доходности. Сейчас рынок luxury будет трезво смотреть на свои доходы».
 
 




115114, Москва г., Дербеневская ул, д. 1 корп. 6 подъезд 9 этаж 2.

© 2007, copyright